notice
  • Simple Image Gallery Pro Notice: Joomla!'s /cache folder is not writable. Please correct this folder's permissions, clear your site's cache and retry.

Легкий танк Т-50 СССР

Легкий танк Т-50
СССР

    В 30-е годы неповторимым танком сопровождения пехоты, состоявшим на вооружении красноватой Армии, был Т-26

. Основной, пушечный вид данного танка, общепринятый на оружие и выпускавшийся с 1933 года, к концу десятилетия уже не абсолютно отвечал достигнутому уровню становления танкостроения. Возросшая сила противотанковой артиллерии не оставляла Т-26 с его 15-мм броней практически никаких шансов сохраняться на поле боя. навык схваток в Испании убедительно данное самая продемонстрировал. “Двадцать-шестые”, запросто расправлявшиеся со бессильно вооруженными танками мятежников, делались настолько ведь нетяжелой добычей их противотанковых пушек. Впрочем, в похожем положении оказались в время все русские (и не лишь советские) танки, не имевшие противоснарядного бронирования. В постоянном бое брони и снаряда временную победу одержал последний. 

   исключительно потому 7 августа 1938 года Комитет защиты СССР принял распоряжение “О системе танкового вооружения”, в что находилось притязание наименее нежели за год - к июлю 1939 года — создать свежие эталоны танков, отвечавших условиям грядущей войны по вооружению, бронированию и маневренным качествам. В согласовании с данными притязаниями в пары конструкторских бюро стартовала исследование новейших танков. 

  На Ленинградском заводе опытнейшего машиностроения № 185 фамилии С.М.Кирова бригадой конструкторов под управлением С.А.Гинзбурга проводилось конструирование простого танка сопровождения пехоты “СП”. в летнюю пору 1940 года данный танк — объект 126 (или Т-126СП, как его нередко именуют в особой литературе) — был сделан в металле. По собственной броневой охране он был равноценен среднему танку Т-34 — его корпус сваривался из броневых листов шириной 45 мм, за исключением 20-мм днища и крыши. Лобовые, верхние бортовые и кормовой листы корпуса обладали углы наклона 40 — 57°. 

   В верхнем лобовом листе располагался лючок механика-водителя. В его крышке был смонтирован устройство наблюдения. Слева от лючка в шаровой аппарате размещался 7,62-мм пулемет ДС-39, пламя из что водил стрелок-радист. наоборот его рабочего места вдобавок наличествовал устройство наблюдения. еще 2 устройства были смонтированы в лобовых скуловых листах. 

   В сварной граненой башне находилась 45-мм пушка обр.1934 г. и спаренный с нею 7,62-мм пулемет ДТ. В крыше башни наличествовал прямоугольный лючок для высадки экипажа, а в кормовой стене — круглый лючок для демонтирования пушки. В крышке данного лючка и в стенах башни были прорезаны отверстия для перестрелки из собственного оружия, закрываемые грушевидными заглушками. По периметру крыши башни размещались 4 устройства наблюдения, а в крышке лючка была смонтирована командирская панорама. таковым образом, по обзорности объект 126 оставил далековато сзади Т-34. 

   На танке устанавливался движок В-3 — 6-цилиндровая версия (“половинка”, как время от времени говорят) дизеля В-2. При силы 250 л.с. он дозволял 17-тонной военный автомашине развивать скорость до 35 км/ч. вместимость топливных баков в 340 л гарантировала запас хода по шоссе до 270 км. 

   Ходовая часть танка была из 6 необрезиненных двойных основных катков небольшого поперечника на борт, 3-х необрезиненных поддерживающих катков, основного колеса заднего расположения, направляющего необрезиненного колеса. основные катки обладали внутреннюю амортизацию. Гусеничная цепь—мелкозвенчатая, цевочного зацепления, с открытым шарниром. спецификой ходовой части машинки была торсионная подвеска. 

   В корпусе танка вблизи с местом стрелка-радиста пребывала радиостанция 71-ТК-3 со штыревой антенной. Боекомплект пушки и пулеметов состоял из 150 выстрелов и 4250 патронов (в пулеметах ДТ и ДС применялись схожие винтовочные патроны). 

   В 1940 году танк сносно продемонстрировал себя на фабричных и войсковых испытаниях. но казенная комиссия рекомендовала понизить массу машинки до 13 т за счет сокращения толщины брони с 45 до 37 мм. Отмечалась и стесненность трудящихся мест членов экипажа. крайний изъян попробовали уничтожить на 2-ой образце танка — пулемет ДС-39 был изъят, а его амбразура перекрыта броневой крышкой на болтах. помимо того, предприняли шаги для понижения износа гусениц, сменив необрезиненные основные катки обрезиненными. измененную таковым образом автомашину в особой литературе время от времени именуют Т-127. 

   в осеннюю пору 1940 года объект 126 дали на Ленинградский машиностроительный завод № 174 фамилии К.Е.Ворошилова, где на его базе в маленький срок — полтора месяца — категорией конструкторов под единым управлением И.С.Бушнева и Л.С.Троянова был разработан новейший вид простого танка — объект 135 (не перепутывать с Т-34-85). интенсивное роль в конструировании воспринимали С.А.Гинзбург и Г.В.Гудков. По остальным данным, данная машинка разрабатывалась вдоль с объектом 126, и ей было отдано предпочтение в следствии гораздо лучших тактико-технических характеристик. В январе 1941 года танк сделали в металле. опосля с успехом пройденных фабричных и муниципальных тестирований под индексом Т-50 в феврале 1941 года он был принят на оружие красноватой Армии. 

   По системы и наружному виду Т-50 крепко напоминал “126-й”, но, вкупе с тем, обладал и значимые отличия, ибо делался с учетом навыка военного внедрения танков в финской войне и итогов тестирований в СССР германского танка Pz.lll, проводившихся в летнюю пору 1940 года. Листы корпуса Т-50 соединялись сваркой и размещались под огромными углами наклона. предельная толщина лобовой и бортовой брони корпуса и башни была уменьшена с 45 до 37 мм. Кормовой лист корпуса стал 25-мм, а толщина крыши и днища снизилась до 15 мм. В верхнем лобовом листе с не слишком заметным смещением налево от продольной оси танка (почти по центру) располагался лючок механика-водителя со смотровым прибором; курсовой пулемет отсутствовал. еще 2 устройства наблюдения, как и у “126-го”, устанавливались в лобовых скулах корпуса. 

   Сварная башня обтекаемой формы напоминала башню танка Т-34, однако была рассчитана на 3-х членов экипажа. В задней части крыши башни (не в отсутствии воздействия Pz.lll) была установлена командирская башенка, 8 смотровых щелей коей закрывались броневыми заслонками. В башенке наличествовал маленький лючок, по-видимому, для сигнализации. Для высадки членов экипажа в башню предназначались 2 прямоугольных лючка в крыше. Дверца в кормовом листе работала для демонтирования пушки. В бортах башни размещались приборы исследования наводчика и заряжающего, закрываемые круглыми броневыми крышками. 

   Не абсолютно стереотипным для русских танков был состав вооружения. С 45-мм пушкой (опять-таки не в отсутствии воздействия Pz.lll) были спарены 2 7,62-мм пулемета ДТ. Радиостанция 9Р находилась в башне танка вблизи с местом командира. 

   За счет сокращения толщины броневых листов, введения принципа дифференцированного бронирования, позволивших понизить массу машинки до 13,8 т, и установки мотора В-4 мощностью 300 л.с. (форсированный вид дизеля В-3) получилось достигнуть значимого прироста скорости: с 35 км/ч у объекта 126 до 52 км/ч — у Т-50. 2 топливных бака единой емкостью 350 л гарантировали запас хода по шоссе до 344 км. 

   В ходовой части были использованы основные катки с внутренней амортизацией и персональная торсионная подвеска. 

   Серийный выпуск Т-50 предполагался на заводе № 174, потому с 1 января 1941 года изготовление Т-26 на нем было прекращено. но перестройка изготовления для технологически наиболее трудоемкого Т-50 шла довольно медленно, и в 1-ый полугодии 1941 года завод выпустил лишь 116 огнеметных танков ОТ-133. солидные проблемы образовались и с освоением выпуска на Харьковском заводе № 75 дизельного мотора В-4. А а танком Т-50 ожидалось поменять в войсках “двадцать-шестые”, и по начальному намерению перевооружения автобронетанковых войск красноватой Армии он обязан был быть наиболее групповым (вспомним, 1 заявка на Т-34 составлял только 600 машин). В 1940—1941 годах данный план, правда, подвергался исправлении в итоге принятия решения о формировании механизированных корпусов. однако и для их требовалось никак не менее 14 тыщ “пятидесяток”. О том, Т-50 рассматривался в качестве полноправной компоненте танкового парка страны, возможно чистить и по общему распоряжению ЦК ВКП(б) и СНК СССР “Об повышении выпуска танков KB, T-34 и Т-50, артиллерийских тягачей и танковых дизелей на III и IV кварталы 1941 г.”, принятому в последствии заседания Политбюро ЦК 25 июня. 

   стоимостью неимоверных усилий в 1941 году получилось отпустить только 50 машин. В августе завод № 174 был эвакуирован — огромной частью в Омск, где в декабре восстановили выпуск танков, а помимо того, в Нижний Тагил и Барнаул. Попытка развернуть изготовление Т-50 на заводе № 37 в столице не увенчалась триумфом — там с трудом управлялись с выпуском 5-тонного Т-40, 14-тонный Т-50 был заводу определенно “не по зубам”. Впрочем, основным ограничивающим моментом в производстве Т-50 были двигатели. ценность в плановых заданиях отзывался дизелю В-2. В частности, на заводе № 75, эвакуированном к этому медли в Челябинск, обсудили вывезенные движки В-4 на комплектующие к В-2. потому 13 октября 1941 года ГКО принял решение о постройке 2 заводов в Барнауле: 1-го — по производству танков Т-50, 2 — по производству для их дизелей В-4. но 6 февраля 1942 года в согласовании с решением ГКО изготовление Т-50 и моторов к ним было прекращено вообще. Завод № 174 в Омске, выпустив 15 танков в 1942 году (по-видимому, были подобраны из привезенного с собой задела), перебежал на изготовление T-34. 

   О военный участе танков Т-50 данных довольно мало. Тем не менее, известно, в августе 1941 года в 1-й танковой дивизии, дислоцировавшейся в Ленинградском армейском окружении и принимавшей роль в поединках в регионе Кингисеппа, было 10 танков данного типа. в осеннюю пору 1941 года некоторое количество Т-50 пребывали в составе войск 7-й армии, оборонявшихся на Петрозаводском направлении. В ходе данных поединков 1 машинка была захвачена финнами и эксплуатировалась вплоть до конца 1954 года. 

   прикасается красноватой Армии, 1 танк Т-50, например, считался в составе 5-й гвардейской танковой бригады еще в 1943 году. 

   надежных сведений о том, как проявили себя “пятидесятки” в военных действиях, нет. но нет практически никакого сомнения в том, из 3-х сегодняшних русских танков, принятых на оружие намедни 2-ой мировой войны, Т-50 оказался более плодотворно отработанным и сбалансированным, хорошим по совокупы военных и рабочих качеств. По вооружению, бронированию и физической активности он превышал либо ведь не давал германскому среднему танку Pz.lll, будучи гораздо менее его по габаритам и военный массе. В башне Т-50, имевшей таковой ведь поперечник погона в свету, как у T-34, располагались 3 члена экипажа, обеспечивало разделение их высокофункциональных обязанностей. Правда, в этом случае недочеты делались продолжением достоинств. и при условии размещения в башне 45-мм пушки 3 танкистам было в ней тесно. потому командирскую башенку понадобилось сдвинуть к правому борту, а командиру посиживать в пол-оборота к оси танка. Возможно, обладало толк обойтись двухместной башней с немалым числом устройств наблюдения, как у объекта 126. Для простого танка данное самая приемлемо. Все забугорные аналоги, ключевые нетяжелые танки 2-ой мировой войны — “Стюарт”, “Валентайн” и в этом количестве и разработанный в 1944 году “Чаффи” — обладали двухместные башни. 

   полностью необходимым для 1941 и в этом количестве и для 1942 года было и оружие Т-50: 

   45-мм пушка 20К на дистанции 500 м имела возможность с успехом драться со всеми типами танков вермахта. Она была хорошо знакома танкистам, а помимо того, на складах было огромное число снарядов к данному орудию. Для 1943 года 20К стала уже слабовата, однако как раз в данное самая время в ОКБ № 172 создали, проверили и советовали для принятия на оружие 45-мм танковую пушку ВТ-42 с протяженностью ствола 68,6 калибра и исходной скоростью бронебойного снаряда 950 м/с. От 20К пушка ВТ-42 различалась довольно крепкой компоновкой, разрешило расположить ее в этом количестве и в одноместной башне танка Т-70. С аппаратом ведь в “пятидесятку” вообщем не появилось бы практически никаких проблем. Снаряд данного орудия на дистанции 500 м пробивал лобовую броню всякого германского танка, помимо pz.iv Ausf.H и J, “Пантеры” и “Тигра”. 

  Оставляла резерв для модернизации, в этом количестве усиления бронезащиты, и высочайшая удельная мощность танка —21,4 л.с./т! Для сравнения: у T-34— 18,65, у “Стюарта” — 19,6, у “Валентайна” — 10, у Pz.lll— 15 л.с./т. Трехсотсильный дизель обладал возможность решительно “тащить” и 45-мм броню. 

   Суммируя вышесказанное, приходится лишь сожалеть, глобальный выпуск Т-50 стоит отметить и не был налажен. 

   Стоит отметить, в 1941 году на заводе № 174 на танк Т-50 установили бывалый эталон огнемета с применением затвора системы Дегтярева, получивший потом марку АТО-41 и полагавшийся на танках ОТ-34 и КВ-8. В этот ведь период в опытнейшей порядке на танке была расположена башня системы Савина с 37-мм зенитной пушкой. 

   повествование о простом танке Т-50 оказался бы неполноценным в отсутствии упоминания еще о одном его образце. В 1941 году в рамках промышленных притязаний к Т-50 Ленинградский Кировский завод в инициативном порядке придумал и сделал объект 211 (ведущий конструктор А.С. Ермолаев). Сварной корпус военный машинки обладал суженную носовую часть с “фирменным” кировским люком-пробкой механика-водителя; сварная башня — обтекаемой удлиненной формы; оружие и силовая аппарат — схожей танку Т-50 завода № 174. “Кировский” вид был некоторое количество проще “ворошиловского”, впрочем значимых положительных сторон перед ним не имел, а форма его корпуса была наименее удачной. С началом войны работу надо объектом 211 на Кировском заводе прекратили, а неповторимый сделанный эталон принял роль в защите Ленинграда. 

   До нашего медли остались 3 военные машины: в Музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке возможно узреть объект 126 и серийный танк Т-50; еще 1 танк Т-50 с доп броневыми экранами сберегается в Финляндии, в танковом музее в мегаполисе Парола.

{gallery}t50{/gallery}

assert