notice
  • Simple Image Gallery Pro Notice: Joomla!'s /cache folder is not writable. Please correct this folder's permissions, clear your site's cache and retry.

Тяжелый танк A7V Германия

Тяжелый танк A7V
Германия

Для организации и объединения дел по существу германского танка 13 ноября 1916 года была сотворена техно комиссия, что возглавил генерал Фридрихс управляющий 7-го (транспортного) филиалы единого управления армейского министерства

. это самая самая отделение, образованное в октябре 1915 года и называемое сокращенно A7V (AbteiIung 7, Verkehrswesen), выступало в роли клиента военных машин. В комиссию зашли помимо того адепты популярных компаний - Г.Вильгельм ("Опель"), К.Шипперт ("Даймлер") и директор NAG/AEG Юнг. управляющим конструкторских дел по решению комиссии предназначили основного инженера искусного филиалы Инспекции авто войск 46 летнего капитана Йозефа Фольмера. Он обладал широкого навык исследования авто всевозможных типов, в армейском ведомстве с успехом водил работы по увеличению проходимости грузовиков. В категорию Фольмера вошло в пределах 40 конструкторов от всевозможных фирм. 

Поначалу немцы заимствовали английское заглавие "Tank", далее были замечены "Panzerwagen", "Panzerkraftwagen" и "Kampfwagen". А 22 сентября 1918 года, что имеется незадолго до завершения войны, официально был подтвержден термин "Sturmpanzerwagen". Взгляды армейского министерства и высочайшего командования на предназначение данной машинки гораздо расходились. скепсис командования в отношении танков и нежелание расходовать средства напрасно породили решение о исследованию многоцелевого шасси. 15 ноября определили притязании к гусеничному самоходному шасси, что возможно было бы употреблять для танка и трактора либо же же же же же грузовика. При данном автомашина обязана была развивать скорость до 12 км/ч, одолевать рвы шириной 1,5 м и росты крутизной 30°. Заметим, несомненно это почти что в что ведь время по таковому ведь пути отправь в Италии, создавая бывалый увесистый танк "Фиат-2000". лишь к концу 20-х годов совсем стало понятно - сделал хороший танк на шасси трактора либо же же же же же употреблять танк как трактор невозможно. К роли в данном плане привлекались конторы "Даймлер", "Бюссинг", NAG, "Бенц" и "Опель". В исследованию ходовой части приняли участие адепт конторы "Холм-Катерпиллер" Х.Стайнер и берлинская компания "Брасс унд Херштетт". не взирая на скепсис Ставки, помощь армейского министерства дала средства для проведения работ. 

Проектирование проводилось немедленно и было закончено уже к 22 декабря. В базу компоновочной схемы машинки прилегла симметрия в продольной и поперечной плоскостях, несомненно это сказывалось в том числе и на месторасположении дверей корпуса. Все аппараты шасси намеревались на мощной прямоугольной коробчатой раме. В геометрическом центре машинки размещался двигательный отсек, замкнутый капотом. надо ним помещалась площадка с местами механика-водителя и командира. На 1-ый виде шасси установили 2 места водителя, повернутые в противоположные стороны, для фронтального и заднего хода - пользующаяся популярностью в эти годы мысль "челнока". Для повышения нужного размера корпуса гусеницы расположили почти что под дном корпуса. Ходовую часть сделали по виду трактора "Холт". "Ходовые тележки" подвешивались на вертикальных винтовых цилиндрических пружинах к поперечным коробчатым балкам, приклепанным снизу рамы. сначала любая телега обладала 2 пружины, далее их число довели до четырех. 1 телега несла 5 основных катков с внешними и основными ребордами - по виду железнодорожных. На любой борт приходилось по 3 тележки. движение тележек несомненно это ведь касается рамы ограничивалось балками. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась шестью роликами, что крепились попарно на отличительных брусках, уложенных по бокам рамы на выступы поперечных балок. таковым образом, оси поддерживающих роликов и основного колеса были строго соединены с рамой. Ось направляющего колеса снабжалась винтовым преспособлением регулирования натяжения гусеницы. Направляющее и основное колеса - спицованные (впоследствии устанавливались и основные колеса). готовое сзаду основное колесо обладало зубчатый венец, зацеплявший шарниры гусеничной цепи. Траки гусениц делались сборными. любой трах состоял из башмака и рельса. Башмак, обеспеченный низкими поперечными грунтозацепами, лично ложился на грунт и работал как бы "шпалами" для рельса, по коему передвигались основные катки с ребордами - некоторое подобие жд хода. Проушины на концах внутреннего рельса работали для соединения траков цилиндрическими пальцами (болтами) с насажеными на их втулками буксами. С 1-го края башмак обладал изогнутый отросток, прикрывавший шарнир от попадания грязищи и камешков при изгибе. Ширина башмака составляла 500 мм; рельса - 180 мм, внутреннего проема рельса - 65 мм, толщина башмака - 8 мм, вышина рельса - 115 мм. 

Рельс выполнялся из упрессованной стали, пальцы и втулки - из стали "хронос", башмак штамповался из мартеновской стали Сименса. Требования к танку характеризовали скорость перемещения 10 км/ч. При планировавшемся весе 25 - 30 т и предполагаемом сопротивлении перемещению для данного требовался движок мощностью в пределах 200 л.с. эти двигатели наличествовали в Германии (например, для дирижаблей строгой схемы "Цеппелин"), однако были малодоступны. компания "Даймлер" обладала возможность определить моторы мощностью 100 л.с. и пичкать ими строящиеся танки. в следствии этого приняли решение использовать двухдвигательную установку с работой любого двигателя на гусеницу 1-го борта. движки были карбюраторные, 4-цилиндровые, рядные, жидкостного охлаждения, с трудящимся размером цилиндров 17 л, поперечником цилиндров 165 мм и трудящимся ходом поршня 200 мм. Расход топлива на 1 клм пути составлял 4 - 7 л. движки устанавливались параллельно, носками коленчатых валов к корме и крепились к раме любой в 3-х точках. Топливопроводы находились так, чтоб карбюраторы и питающие патрубки пребывали на наружных сторонах и не разогревались от располагающегося рядом двигателя. Выхлопные трубы ставились на внутренней стороне и по дну корпуса выводились через глушители наружу с двух бортов. Система питания рассчитывалась таковым образом, чтоб ее работа не зависела от наклона машины. 2 бака емкостью 250 л любой помещались в фронтальной части корпуса под дном и защищались 10-мм бронелистами. Для огромной пожарной сохранности их перекрывали железными листами и изолировали от военного отделения. еда топлива производилась давлением отработанных газов, при этом любой бак обладал возможность кормить два двигателя. Для запуска движков наличествовали 2 запасных бака с топливом наилучшей очистки, служившие помимо того в качестве резервного запаса. Зажигание консистенции производилось от магнето с пусковым магнитом. колличество оборотов регулировалось предохранительным механизмом, ограничивавшим его наибольшее значение, и дроссельным клапаном со особым ручным рычагом. запуск движков обладал возможность производиться несколькими способами: электростартером, заводной П-образной ручкой для 3-х человек, распылителем "Бош" и накачиванием консистенции насосом. Для обогрева работала ацетиленовая горелка. Запустив 1 из движков и дав танку начальное движение, возможно было запустить 2 через сцепление. любой движок снабжался счетчиком оборотов. Тщательно была разработана система смазки. Стекающее в картер масло откачивалось насосом в отдельный бак, откуда оно иным насосом снова сервировалось через фильтры к местам трения. это самая самая предупреждало заливание цилиндров маслом и забрызгивание свеч зажигания в том числе и при продольном наклоне машинки в 45°. Для замараживания вдоль фронтальной и задней стен капота вертикально устанавливались 2 трубчатых радиатора. Они крепились гибкими хомутами и находились в отличительных кармашках на войлочной прокладке, снижавшей воздействие вибрации. 

Радиаторы обдувались 4 вентиляторами - любая их пара приводилась во вращение от коленчатого вала ременной передачей (со стороны маховика) с регулируемым натяжением. Воздух забирался внутри корпуса и выбрасывался наружу через сетки ниже двигателей. Привод гусеницы любого борта давал собой автономный агрегат, размещенный в общем картере. Он включал сцепление, трехскоростную коробку передач, конические передачи фронтального и заднего хода, однорядный бортовой редуктор. Сцепление (главный фрикцион) помещалось на конце удлиненного носка коленчатого вала двигателя. Коробка передач - тракторного типа, с основным и передаточным очень много и скользящими шестернями. ценности скорости - 3; 6 и 12 км/ч. Переключение скоростей производилось движением скользящих шестерен на водящем валу, подключение фронтального либо же же же же же заднего хода движением втулки конической передачи, притормаживание гусеницы - колодочным тормозом на конце передаточного вала (доводку коробки совершила компания "Адлер"). Органы управления были соединены с подходящими преспособлениями эластичными тросами. Поворот машинки производился выключением и притормаживанием одной гусеницы. минимальный радиус поворота составлял при данном 2,2 м и приравнивался приблизительно ширине колеи машины. Включив задний ход одной из гусениц, возможно было развернуть машинку на месте. При повороте с большущим радиусом механик-водитель поворотом на право либо же же же же же на лево управляющего колеса ("волана") изменял согласие количества оборотов двигателей. таковым образом, механик-водитель заведовал машинкой в одиночку и обладал возможность в широких границах разнообразить повороты и перемещение машины. Органами управления ему работали управляющее колесо, 2 педали сцепления, рычаг переключения передач, 2 рычага тормозов, 2 рычага заднего хода и рычаг насоса. машинка приобрела обозначение А7V по аббревиатуре заказчика. Заметим, несомненно это буковка "V" в данной аббревиатуре от случая к случаю расшифровывалась в литературе как "конструкция Фольмера" ("bauart Vollmer"). Шасси приобрели номера от "500" и далее, под что и значились потом танки. 16 января 1917 года в Берлин-Мариенфельде был продемонстрирован макет шасси и древесный макет бронекорпуса. 20 января армейское министерство подготовило заявка на постройку 100 шасси. При данном предполагалось, несомненно это забронировано станет исключительно 10 из них. Первый образец танка - рабочее шасси с макетом бронекорпуса показали в Берлин-Мариенфельде 30 апреля, а 14 мая он был показан на ходу в Ставке головного командования в Майнце, при данном для наибольшего правдоподобия машинку загрузили балластом массой 10 т. 

образец А7V испытывался вдоль с полугусеничным "Мариенваген II". не считая того, свое предложение "боевой артиллерийской машины" K.D.1 предположила и компания "Крупа". однако основным командованием по последствиям тестирований был избран А7V. Впрочем, шасси "Мариенваген II" также не осталось в отсутствии дела - на нем позднее изготавливались самоходные зенитные и противотанковые (!) орудия, а компания "Эрхард" возводила нелегкие бронеавтомобили. Первые 5 готовых A7V предполагалось приобрести к 15 июля 1917 года, последующие 5 танков и 40 небронированных шасси - к 1 августа, наконец, крайние 49 шасси - к 1 сентября. К концу лета предполагалось приобрести помимо того 50 шасси "Орионваген", но их проходимость и способность одолевать проволочные преграды вызывали сомнения, и данный план не приобрел предстоящего развития. A7V оказался в конце концов единственным. Ускорению дел по A7V содействовало роль французских танков в поединку на р. Эн у Шмен-де-Дам 16 апреля 1917 года. Заметим, кстати, несомненно это шасси французских автомашин "Шнейдер" и "Сен-Шамон" помимо того были сделаны по виду трактора "Холт". Испытания A7V, проводившиеся в весеннюю пору и в летнюю пору 1917 года, обнаружили ряд промышленных дефектов в системе замараживания двигателей, в трансмиссии, в направляющих ryceничного хода. Их корректировку приметно затянуло работы - эффект начальной спешки. К этому ведь сказывался увеличивающийся недостаток материалов. Постройку 1-ый массового А7V закончили исключительно к концу октября 1917 года. еще до завершения постройки, 19 июня танк показали в Мариенфельде кайзеру Вильгельму II. Броневой корпус устанавливался на раме поверх и намеревался клепкой на металлическом каркасе. было 2 на подобии корпуса - изготовления "Крупа" и "Рёхлинг". любой борт "крупповского" корпуса намеревался из 5 вертикальных листов, крыша - из 4 продольных и 1-го поперечного, лобовая и кормовая части - из 3-х листов каждая. данные корпуса приобрели танки N 540, 541, 542, 543 и 544. Корпуса конторы "Рёхлинг" различали цельные, из одного листа борта. Их обладали танки N 502, 505, 506, 507. Толщина и качество брони дозволяли противостоять бронебойным винтовочным пулям (типа французской 7-мм АРХ) на дальностях от 5 м и больше, а помимо того осколочно-фугасным снарядам нетяжелой артиллерии. Бронестойкость корпуса некоторое количество поднималась наклонной аппаратом листов и "корабельной" формой лобовой и кормовой части. Уязвимыми местами были соединения бронелистов в следствии их дешевый пригонки - до этого только на углах. По утверждениям союзников, через соединения проникали куски пуль и свинцовые брызги. В крыше корпуса впереди и сзаду наличествовали великие вентиляционные решетки, служившие отчасти и для освещения военного филиалы танка. Верхняя рубка немеревалась из 5 съемных листов и формировалась при транспортировке и на марше. При закрытой верхней рубке А7V обладал возможность перевозиться на шаблонной платформе по германским, французским и бельгийским стальным дорогам в отсутствии помех со стороны жд построек (для погрузки танка на жд платформу экипажу обыкновенно приходилось возводить особую рампу). Смотровые люки по периметру рубки прикрывались складывающимися ввысь крышками, позволявшими регулировать высотy открытой щели. В крыше рубки был люк с откидной сеточной крышкой. В начальном плане учитывался специализированный "нос" в облике 2-ух треугольных рам из балок таврового сечения. Рамы крепились в фронтальной части и работали для увеличения проходимости и проделывания проходов в заграждениях. "Нос" в том числе и был сделан на древесном макете, однако уже в 1-ый демо образце от него отказались. Командир машинки располагался на верхней площадке слева; справа и немного сзади него - механик-водитель. Верхняя площадка пребывала на вышине 1,6 м надо полом. Артиллеристы и пулеметчики располагались по периметру корпуса. Входившие в состав экипажа 2 механика находились на сиденьях впереди и сзаду от движков и обязаны были смотреть за их работой. 

Для высадки и посадки экипажа работали откидные двери в правом бортy - впереди и в левом - сзади. Под дверью извне приклепывались 2 узенькие стyпеньки. снутри корпуса на верхнюю площадку укажи 2 лестницы - впереди и сзади. Не незамедлительно облюбовали и оружие танка. Рассматривался вид укороченного корпуса с восемью амбразурами: в них, в связи от обстановки, возможно было установить необходимым образом 2 20-мм пушки и 2 пулемета либо же же же же же 4 пулемета и 2 огнемета. Танк с "полноразмерным" корпусом ожидалось вооружить 77-мм полевой пушкой модификации 1896 года либо же же же же же штурмовой пехотной пушкой Круппа модификации 1916 года, 2 20-мм автоматическими пушками Беккера и 4 пулеметами на вертлюгах. 77-мм штурмовая пушка с протяженностью ствола 20 калибров обладала исходную скорость снаряда (масса 6,85 кг) 400 м/с. Для ее монтажа в танке спроектировали тумбовую установку. но применение 77-мм пушки вызвало ряд задач - исключительно протяженность ее отката составляла 750 мм. не считая того, заявки на пушки оказались всецело расписаны на многочисленные месяцы вперед и получение их помимо того вызывало затруднение. В ином виде ожидалось вооружить танк 4 20-мм пушками и 4 пулеметами. В конце концов было принято решение ограничиться, по образцу англичан, 57 мм орудием. Для данного облюбовали 57-мм капонирные пушки Максима Норденфельдта, оккупированные в октябре 1914 года в цитадели Антверпен. Пушка обладала длину ствола 26 калибров, длину отката 150 мм, величайшую дальность перестрелки 6400 м. В боекомплект, помимо 100 выстрелов с осколочно-фугасными снарядами, входили 40 бронебойных и 40 картечных. Осколочно-фугасные снаряды обладали взрыватель с замедлителем и обладали возможность употребляться против полевых укреплений. изначальная скорость бронебойного снаряда составляла 487 м/с, бронепробиваемость - 20 мм на дальности 1000 м и 15 мм на 2000 м. A7V 1 строения помимо корпусов выделялись и типом установки орудия. подобранные 1-ый танки с корпусами "Рёхлинг" в фронтальной части обладали раму (козлы), на коей крепилась поворотная артиллерийская аппарат системы Артиллерийской Испытательной комиссии. Широкая маска (щит) пушки качалась в вертикальной плоскости, а не очень большой внутренний щиток - в горизонтальной. аппарат снабжалась противовесом и 2 маховиками наведения. Танки N 540 - 544 с корпусами "Крупп" приобрели тумбовые установки, что разрабатывались для танка A7VU, однако применялись на A7V. Угол наведения орудия по горизонтали - 45° в две стороны, по вертикали ¦ 20°. Наводчик размещался на сиденье, укрепленном на кронштейне тумбы и поворачивавшемся сообща с пушкой. 

Сиденье опиралось на ролик, катавшийся по полу корпуса. Для наводки работал телескопический прицел. Маска была из 2-ух частей. широкой щит полуцилиндрической формы соединялся с тумбой и сообща с ней вертелся в горизонтальной плоскости, в левой части он обладал вертикальную прорезь для прицеливания. В вертикальном вырезе посредине щита был щиток, связанный со стволом пушки и перемещавшийся в вертикальной плоскости. таковым образом, наводчик посиживал как бы снутри полубашни. Заряжающий располагался справа от него на неподвижном сиденье. узенькое поле зрения прицела и размещение пушки в фронтальной точке приводили к тому, несомненно это наводчик терял задача из виду при всяком перемещении танка. в следствии этого по двум сторонам от орудийной амбразуры изготовили смотровые люки с двустворчатыми крышками. И все ведь вести более-менее прицельный свет танк обладал возможность исключительно с места. Стандартные 7,92-мм пулеметы MG.08 (системы Максима) крепились на вертлюжных установках с полуцилиндрическими масками и винтовыми преспособлениями вертикального наведения. Угол горизонтального наведения пулемета составлял ¦ 45°. Расчет любого пулемета состоял из 2-ух человек - ошибка, коей избежали французы при исследованию нетяжелого танка "Рено". Пулеметчики помещались на приклепанных к полу сиденьях с невысокой спинкой. Коробка с лентой на 250 патронов крепилась на сиденье стрелка. Танк обладал возможность перевозить с собой 40 - 60 лент, что имеется 10 - 15 тыс. патронов. В бортах корпуса и дверях наличествовали люки с бронезаслонками для перестрелки из собственного орудия экипажа, что включало ручной пулемет, карабины, пистолеты, ручные гранаты и в том числе и 1 огнемет. таковым образом, экипаж танка вооружался аналогично гарнизону форта, однако на практике это самая не абсолютно соблюдалось (по последней мере, ни 1 танк огнемета не получил). Танк N 501 оказался всецело "симметричным" - заместо артиллерийской установки в его фронтальной части, что ведь как и в кормовой, находились 2 пулемета, несомненно это обеспечивало на самом деле круговой обстрел. позднее танк перевооружили 57-мм пушкой на тумбовой установке. Следует отметить, несомненно это 57-мол пушки Максима - Норденфельдта на тумбовых установках понадобились не исключительно для танков - 150 едениц смонтировали на грузовиках в качестве самоходных орудий ПТО. Спереди и сзаду к раме A7V крепились буксирные крюки. В военный ситуации вырезы корпуса для их прикрывались шарнирно укрепленными треугольными крышками. На малой скорости тяговое действие достигало 15 т. Танк нес с собой 3ИП и шанцевый инструмент. Для питания электрооборудования (внутреннее и наружное освещение) устанавливался генератор. Из средств внутренней взаимосвязи нужно упомянуть указатель на цель. Он крепился на крыше корпуса надо артиллерийской аппаратом и крутился командиром танка с поддержкой троса. Перед расчетом орудия надо правым смотровым люком размещалась панель с белоснежной и красноватой лампочками: их сочетания значили команды "Заряжай", "Внимание" и "Огонь". Остальному экипажу, как и во всех танках этого времени, командиру приходилось давать команды криком, закрывая грохот движков и трансмиссии. 

Средств наружной взаимосвязи не предусматривалось. Надежность работы имевшихся радиостанций снутри трясущегося корпуса вызывала великие сомнения, не было убежденности и в производительности световой сигнализации. Семафоры скоро сбивались бы пулями, кусками либо же же же же же взрывной волной. Был, правда, учтен люк для сигнализации флажками. но на практике управление свели к принципу "Делай как я", а при надобности приказы доставлялись посыльными. присутствовал и вид "связного танка", снаряженного радиостанцией с поручневой антенной на крыше корпуса, вооруженного исключительно 2 пулеметами, с экипажем 11 - 13 человек, включая радистов и наблюдателей. Но, в различие от британских и французских "радиотанков", данный план сохранился на бумаге. В целом система А7V воплощала в для себя мысль "подвижного форта", адаптированного наиболее для круговой обороны, ежели для прорыва защиты соперника и поддержки пехоты. Увы, кругового обстрела в прямом толке слова не получилось: в следствии урезанных углов наведения орудия 2 раздела в фронтальном направленности давали собой мертвое пространство. Основным изготовителем A7V стал завод конторы "Даймлер" в Мариенфельде. На данном же  заводе, кстати, намеревались и машинки "Мариенваген". цена строения 1-го танка A7V в тарифах 1917 1918 годов составляла 250 000 рейхсмарок, из их 100 000 марок приходилось на бронирование. До сентября 1918 года было подобрано только 20 A7V. 1-ый серию составили танки на шасси N 501, 502, 505 - 507 и 540 - 544. Номера танков 2 серии - 525, 526, 527, 528, 529 (корпуса "Крупп"); 560, 561, 562, 563 и 564 (корпуса "Рёхлинг"). Все танки 2 серии обладали тумбовые установки орудия. Бронирование ходовой части, выступающие под рамой машинки картеры бортовых передач и подвешенные под дном впереди и сзаду наклонные бронелисты сообща с высочайшим месторасположением центра тяжести снижали проходимость машины. Танк обладал возможность решительно шаталось по рыхловатому грунту, однако исключительно по открытой территории в отсутствии бугров, глубочайших рытвин и воронок; опрокидывался при побочном крене. При переходе через проволочные заграждения колющаяся проволока элементарно затягивалась гусеницами и запутывалась в них, несомненно это от случая к случаю приводило к перегрузке и выходу из строя сцеплений. Бронирование ходовой части было использовано по опыту своей германской противотанковой обороны, нередко "разбивавшей" открытые гусеницы британских танков. На 1-ый демо образце танка бронирование губило до осей основных катков. 

Экраны, закрывавшие ходовую часть, наличествовали и на массовых танках, но экипажи снимали их, открывая ходовые телеги - чтобы грязюка с высших веток гусениц не забивалась в ходовую часть. Бронелисты, прикрывавшие направляющие и основные колеса, обладали возможность откидываться на петлях вверх. Для обслуживания ходовой части в бортах учитывались помимо того 2 маленьких лючка, при этом в крышке фронтального был вырез для вывода выхлопной трубы. люк был помимо того в нижнем кормовом листе. Расположение командира и механика-водителя в поднятой рубке обеспечивало им удовлетворительной обзор местности, но в значительной степени затрудняло наблюдение за бесценный лично перед танком. Механик-водитель лицезрел территорию исключительно в 9 м впереди машины! в следствии этого в управлении ему могли помочь механики, наблюдавшие за территорией через люки в бортах - под рубкой. В различие от британских нелегких танков (до выхода в свет Мк V), всю физическую работу по управлению машинкой механик-водитель делал один, при этом она была проще и проще, нежели у британских коллег. 2 механика приняли участие в управлении исключительно "глазами и голосом".  Большие размеры, и неподражаемо вышина танка, осуществляли его как следует заметной мишенью для артиллерии. За слишком большой неловкий корпус и 2 дымящие трубы A7V прозвали в войсках "тяжелой походной кухней". Вентиляция танка, как и на 1-ый британских и французских машинах, оказалась неудовлетворительной. По сведениям 1-го механика-водителя А7V, температура снутри корпуса во время поединка достигала + 86° С - пожалуй, тут не ограничилось в отсутствии преувеличения. На марше экипажи выбирали располагаться на крыше танка.  Как продемонстрировал военный опыт, богатство вооружения и слабосильная подготовка экипажей приводили к тому, несомненно это пулеметчики препятствовали артиллеристам и наоборот. как говорится ведь неудачи, что поняли германские танки впоследствии, нужно отнести не исключительно на счет дефектов конструкции, однако и на счет малочисленности автомашин и ступени обученности их экипажей - у германцев элементарно не было медли и способности вести подабающее обучение. 

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Масса 30 т
Экипаж 18 чел
Высота, м  3,3
Длина, м 7,35
Ширина, м  3,06
Клиренс, м  0,2
Толщина брони, мм: лоб 30 
борт и корма 20 
крыша 15
Вооружение: орудия 57-мм "Максим-Норденфельдт"  пулеметы 5х7,92 МG.08
Боекомплект 180 выстрелов, 10000 - 15000 патронов
Двигатель: марка "Даймлер" (165204) 
вид карбюраторный 
количество цилиндров 4 
остывание жидкостное
мощность, л.с. 2х100 (при 800-900 об/мин)
Тип гусеницы  металлическая, крупнозвенчатая
Количество траков в цепи  48
Тип зацепления зубовое
Ширина трака, мм 500 500
Шаг трака, мм 254
Максимальная скорость, км/ч  10-12
Запас хода, км 35
Удельное давление, кг/см2 0,6
Преодолеваемый подъем, град.  18
Ширина преодолеваемого рва, м 2,2
Высота стенки, м  0,455
Глубина брода, м 0,8

{gallery}a7v{/gallery}
assert